loader

Ненависть и любовь.

Не позволяя себе горевать, я запрещаю себе радоваться, не позволяя ненавидеть, я запрещаю себе любить

Психолог-психоаналитик Александр Викторович Кувшинов: Ненависть и любовь. - Не позволяя себе горевать, я запрещаю себе радоваться, не позволяя ненавидеть, я запрещаю себе любить
24.Сен.14 в 12:59 / Коментарии

Ненависть и любовь.

«Почему в отношениях мы наступаем на одни и те же «грабли»? Отчего нежные чувства постепенно – или вдруг – сменяются равнодушием и даже злобой?» - подобные вопросы возникают в жизни довольно часто. Надеюсь, материал настоящей статьи прольет для вас свет на некоторые из них.

Речь у нас с вами, уважаемые дамы и господа, пойдет о ненависти и любви, точнее, о том, как эти чувства крепко связаны между собой. Этот факт можно сформулировать следующим образом: «Не позволяя себе горевать, я запрещаю себе радоваться, не позволяя ненавидеть, я запрещаю себе любить».

В начале отношений все прекрасно: яркие чувства, восхищение друг другом, желание быть вместе всегда, воодушевление, переживание жизни, как праздника… Однако со временем все меняется. Бывает, что в семейных отношениях наступает отчуждение, отстраненность, сексуальные отношения теряют свою свежесть, а порой и исчезают вовсе из жизни супругов. В результате каждый живет своей жизнью, отношения лишаются тепла, которое так согревало и вдохновляло вначале.

Это происходит оттого, что негативные чувства, накапливаемые в близких отношениях, закрывают собой любовь, делая ее недоступной для переживания как факт. В связи с этим, та степень, с которой я могу видеть и выражать переживаемые злость, недовольство, тревогу,  в корне определяет мою возможность переживать любовь. Об этом простом, но, возможно, неочевидном, для большинства интересующихся психологией людей, выводе, и пойдет речь в настоящей статье.

Как получается, что любимый, самый близкий человек вдруг стал «плохим» - тем, от которого хочется держаться подальше? В этом процессе задействованы определенные психические механизмы, о которых пойдет речь ниже.

Дело в том, что опыт первых месяцев жизни оставляет в душе человека неизгладимый след. Этот след есть не что иное, как способность переживать близкого человека как «неожиданного хорошего» или «неожиданно плохого». При этом реальный, живой человек расщепляется на две искусственные половинки: «белую (хорошую)» и «черную (плохую)», и далее эти половинки (та или иная, в зависимости от обстоятельств) полностью закрывают собой живого человека в нашем восприятии. Степень таких реакций и зависимость от них, которая определяет стиль и характер отношений каждого из нас, несомненно, являются различными. Собственно, эта степень как раз и определяет уровень нашего «психического здоровья», а, если говорить проще, нашу способность наслаждаться отношениями и всем, что они с собой приносят.

Тем не менее, в той или иной степени, такая способность подпадать под чары колдовства собственных инфантильных черт, является абсолютно нормальной и неизбежной для каждого из нас. Когда во время ссоры с женой мы обмениваемся обвинениями, нападками и попытками уязвить друг друга, мы пытаемся доказать другому, что он – «плохой». И в этот момент, мы можем чувствовать, что это так и есть. Это является той эмоциональной правдой, которая может заслонить собой все, не позволяя чувствовать нежность, благодарность или любовь. Разумеется, степень очарованности этим «колдовством» в разных случаях может быть различна. Для одного человека это будет переживаться как боль оттого, что любимый человек заставляет его страдать. Для другого это может переживаться как неожиданно открывшаяся «правда» о том, что тот, кого я любил всем сердцем, оказался «ужасным и плохим». А все «хорошее», что было прежде, оказалось обманом, коварной уловкой, предательством.

Таким образом, на одном конце этой воображаемой шкалы будет человек, который переживает боль, не теряя при этом связи с фактом, что эту боль причиняет человек любимый и любящий. В таком случае эта боль не разрушает – ни самого человека, ни его любви и не вызывает желания разрушить любимого.

На другом конце этой же шкалы мы можем видеть человека, для которого определенный уровень дискомфорта и боли становится разрушительным. При этом разрушается образ любимого – он становится «плохим, коварным негодяем, обманувшим доверие». Это вызывает неконтролируемую агрессию, которая хочет уничтожить как саму любовь, так и объект этой любви – любимого.

Как можно видеть, различие в этих реакциях зависит от степени переносимости боли. Чем сильнее воздействие дискомфорта, который я вынужден терпеть в отношениях, тем сильнее этот дискомфорт меня ранит. Я могу оправиться от этой раны и пережить ее, восстановив любовь и притягательность образа любимого внутри себя. В этом случае я обязательно почувствую сожаление о том, что случилось. Мне захочется что-то сделать, чтобы восстановить отношения. Мне станет больно оттого, что я – своей агрессией – невольно задел любимого человека, причинил ему боль. Мне захочется восстановить не только наши отношения, но и самого человека – погладить его, приласкать, сделать ему что-то приятное.

По-видимому, устойчивость меня самого, а также устойчивость моей любви и моих отношений определяется тем, насколько ситуация боли и дискомфорта является переносимой для меня. Что же влияет на это? От чего зависит эта переносимость?

Это зависит от той степени понимания и необходимого отклика, которые я получал в процессе собственного развития от матери и других значимых фигур с первых дней своей жизни. Основы нашей личной «устойчивости» закладываются в глубоком детстве. Если в моменты боли и дискомфорта, которые неизбежны для младенца, мать не только находилась рядом с ним, но и была способна разделить его чувства и не переставать его любить, это гарантирует основы личной устойчивости человека. На первом году жизни формируется так называемое чувство «базового доверия к миру». То, в какой степени оно есть в каждом из нас, в корне определяет нашу устойчивость.

На втором, третьем, четвертом году жизни и далее, потребности ребенка и формы его выражения себя меняются, но одно остается прежним: ему необходимо, чтобы его понимали. Ему необходимо получать отклик – что его понимают, что то, что он переживает сейчас, имеет право на существование. За счет такого понимания и разделения чувств ребенок, переживая «плохие» чувства, не становится «плохим», он остается хорошим, любимым и любящим.

Например, если ребенок в шесть месяцев кричит и не может успокоиться, а мать пытается понять, что же он хочет, чтобы удовлетворить его потребность, ребенок получает главное – ощущение, что его любят, не отвергают. Его чувство «базового доверия» к миру таким образом крепнет.

Когда в полтора года ребенок капризничает и бросает игрушки, а мать говорит ему, что так делать не нужно, но при этом хочет понять, что же он стремится выразить своим поведением, а, поняв, например, что он злится на что-то, говорит: «Да, я понимаю, ты злишься, тебе неприятно, что так вышло. Ну, что ж поделаешь… Ничего, перемелется – мука будет». В этом случае ребенок опять-таки получает главное – ощущение, что его понимают и принимают. Благодаря этому крепнет его инициатива, чувство уверенности в себе и своих действиях.

При этом – в этих двух вышеприведенных случаях – мать может быть усталой, она может чувствовать не только усталость, но и раздражение и даже злость, но! Но эти раздражения и злость не затапливают ее целиком, не вынуждают ее требовать от ребенка НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИТЬ ЭТО БЕЗОБРАЗИЕ И ВЕСТИ СЕБЯ ХОРОШО. Потому что такое требование (пусть даже невысказанное, на уровне чувств) будет говорить ребенку: «Ты должен быть другим. Такой, как ты есть – ты плохой. Ты должен стать кем-то еще, ХОРОШИМ».

Если же мать в полтора года пытается приучить ребенка «к порядку», «чтобы он не разбрасывал свои игрушки», и злится, когда видит, что он их вновь разбросал, ребенок не получит понимания того, что с ним происходит, а, следовательно, разрешения быть таким, какой он есть. Он будет чувствовать, что он – «плохой». Если такая ситуация регулярно повторяется, это закрепляет такое негативное самоощущение. Ребенок становится неуверенным, его внутренняя устойчивость слабеет.

Для того, чтобы чувствовать себя хорошо, я должен быть хорошим. Как же этого достичь? Все решается просто: вы «забываете» о том, что вы – «плохой» и начинаете думать, что вы – «хороший», изо всех сил стараясь себе это доказать. Я достигаю хорошего самочувствия ценой подавления негативных переживаний. Все это делается только по одной причине: чтобы чувствовать себя хорошо. И это может у вас неплохо получаться. До поры, до времени. До тех пор, пока вы не окажетесь в близких отношениях, которые обязательно воспроизведут ту матрицу, которая в вас заложена опытом вашего детства.

Например, вы можете заметить, что уже некоторое время назад возникло отчуждение между вами и любимым вами человеком. В чем может быть причина постепенного или внезапного охлаждения желаний и чувств? Возможно, вы уже решили, что отношения нужно заканчивать, потому что вы «ничего не чувствуете». Все, что вы можете сейчас ощутить – это равнодушие, безразличие, отсутствие интереса. Возможно, отношения действительно себя исчерпали, но, может быть, причиной этому состоянию является подавленные чувства агрессии и злости – как реакция на полученную вами травму. Эта травма может быть каким-то ярким событием, которое вас «зацепило», а может быть чередой незаметных, но утомительных «мелочей», которые, накопившись, закрыли собой любовь.

В этом случае, оставив отношения и направив свои шаги в сторону поиска чего-то «нового», вы неизбежно обнаружите – со временем, не сразу – что оказались на том же самом месте. «Новое» неожиданно превратится в «старое». Потратив время и силы, вы встретите другого человека, обретете любовь, но – постепенно или вдруг, сразу – вы опять окажетесь в знакомой ситуации равнодушия и отстраненности. Или праведного гнева. Или справедливого возмездия. Или еще чего. Вы опять будете вынуждены покинуть эти новые отношения, чтобы сохранить себя «хорошим» - сделав другого и сами отношения полностью «плохими».

Таким образом, человек со временем может заметить, что его жизнь ходит по замкнутому кругу повторяющихся событий. Как же выйти из этого замкнутого круга?

Попробуйте ощутить что-то, кроме равнодушия. Может быть, есть что-то еще? Попытайтесь никак не оценивать – ни себя, ни свои чувства, ни тех, на кого они направлены. Я понимаю, что полностью избежать этих оценок будет невозможно, поскольку они возникают сами собой, как грибы после дождя, но попытайтесь не концентрироваться на них. Пускай они будут возникать сами по себе, а вы попробуйте сконцентрироваться на своих чувствах. Возможно, со временем, вас удивит их неожиданно открывшаяся сила и мощь. Скорее всего, это все будет для вас неприятно, и это естественно, - ведь чувства, которые вам откроются,приятными не назовешь. Попробуйте просто все это пережить, прочувствовать, как получится. Позвольте себе что-то сделать – что-то самое для вас удобное и безопасное – то, на что вынуждают вас эти чувства. К примеру, если чувства кричат: «Да этого гада убить надо!!!!». Или: «Да что с этой дурой разговаривать, лучше треснуть ее по голове!!!», - попытайтесь выразить это в словах вместо действия. Возможно, вы поначалу сможете сказать это только самому себе, и это будет для вас огромным шагом вперед. Ведь чувства – это сама жизнь, это сила, которая толкает нас туда-сюда, оживляет наше тело, наполняет энергией желаний и действий. Запертые, подавленные чувства, тем более сильные, очень опасны. Если же вы начинаете их «выпускать на волю» - тем, что чувствуете их и как-то выражаете – это огромный шаг вперед, и вы обязательно это ощутите как облегчение.

Порой изменения, которые наступают от выражения негативных чувств, могут быть поразительными. Например, когда пациент в процессе терапии признается, что испытывает злость к любимой жене, когда она заболевает и становится беспомощной, сам факт такого признания является для него неожиданным и, конечно, неприятным. Ведь дело не в том, что он разлюбил свою жену и теперь тяготится ею. Нет. Он любит ее, заботится о ней и желает ей всего наилучшего. Однако, одновременно с этим, существуют совершенно противоположные чувства, у которых есть своя собственная история. Эти чувства – «плохие», чувствовать их неприятно и даже дико (неожиданно) для самого человека. Более того, чувствовать такое «плохо», недопустимо. Чувствующий подобное сам становится «плохим».

Необходима большая предварительная работа, чтобы подобные чувства получили разрешения и поднялись из глубин бессознательного, стали видимы, заметны. Теперь наступает новая фаза работы с ними – эти чувства нужно переработать, пережить. Следует признать, что они есть. Следует позволить себе это чувствовать. Следует понять, что этот факт – результат большой работы, что это – достижение, а не преступление. Оказывается, испытывать амбивалентные чувства к близкому человеку – это нормально. Это признак здоровой психики. Более того, оказывается, что негативные чувства, «вытащенные» из глубин бессознательного, теряют свою страшную власть над нами. Если я могу признать факт, что, помимо любви и заботы, чувствую усталость и раздражение, необходимость отстраняться и переставать чувствовать любовь пропадает. Более того, если вы эти чувства выразили – даже если не самому человеку, а терапевту, в пространстве кабинета, - это дает неожиданный эффект. Чувства нежности, заботы и любви оживают с новой силой, как будто преграда для их течения неожиданно исчезла. И вы сами – вместо подавленности, отсутствия желаний и сил – обязательно почувствуете прилив хорошего настроения и энергии.

Если вам не повезло ощутить эту странность собственного равнодушия по отношению к любимому человеку, если вы не можете ощутить залежи раздражения и злости, которые находятся под ним, значит, это произойдет позже. Чувства найдут способ, как обратить на себя ваше внимание. Они спровоцируют ситуацию, которая заставит вас их переживать в полную силу, и вы будете не состоянии этому помешать.

Проблема заключается в том, что подавленные негативные чувства разрушают не только настроение, любовь и отношения – они разрушают само тело, разрывая его изнутри в поисках выхода наружу. Вот почему так важно учиться ощущать и выражать ненависть, а не только любовь.

Чем жестче психика человека, тем труднее ему почувствовать, ощутить себя. Наша жесткость в первую очередь выражается в категоричности наших запретов и в мере наказания за их нарушение. Чем жестче мои внутренние запреты, тем более сильную злость вызывает факт их нарушения,  когда что-то происходит «не так, как должно происходить». Как только в близких отношениях происходит «касание» запретной темы, это сразу вызывает сильный гнев. Но беда в том, что жесткие запреты действуют «по обе стороны баррикады» - я не только запрещаю определенные проявления для других, но я также запрещаю себе быть «плохим».  И, чтобы оставаться «хорошим», я не позволю себе чувствовать собственные «плохие» чувства.

Невозможность почувствовать собственную агрессию «запирает» мой гнев внутри меня самого, и, чтобы избавиться от сильного дискомфорта, который это вызывает, я «уничтожаю причину», т.е. человека, который своим поведением вызвал подобную реакцию. Я «отменяю любовь» и чувствую равнодушие. В результате, развитие отношений становится невозможным в этой точке, поскольку для этого требуется диалог, но диалог мне вести не с кем, поскольку, чтобы избежать дискомфорта от подавленного гнева, я уничтожил другого внутри себя. На уровне чувств это переживается как равнодушие, желание отстраниться и не вступать ни в какие «выяснения отношений». Это можно назвать позицией гордости, оскорбленной в самых лучших чувствах.

По сути, данная статья является ничем иным, как заявлением о том, как важно учиться чувствовать и адекватно выражать злость и ненависть. Думаю, каждому нетрудно вспомнить, что с детства нам внушали прямо противоположное: «Ругаться – плохо. Драться – нехорошо. Тех, кто плохо себя ведет, нужно наказывать». Человек, который открыто признается в своих агрессивных чувствах, который ругается и кричит, несомненно, ведет себя плохо. А вот добрым быть – хорошо. Об этом нам говорят родители, учителя, религиозные лидеры и прочие авторитетные фигуры.

Однако если посмотреть на то, что происходит, можно увидеть, что агрессия – такая же неотъемлемая часть жизни, как и любовь. Без одного нет другого.  Если я люблю своего ребенка, я обязательно буду его в чем-то ограничивать. А любое ограничение воспринимается как агрессия. Оказывается, наша задача заключается не в том, чтобы избавиться от нежелательных событий – жизнь неконтролируемая штука, она идет и будет идти так, как ей заблагорассудится. Гораздо важнее для нас не то, что происходит, а то, насколько сильно мы страдаем, когда что-то идет «не так». Оказывается, чем сильнее человек страдает, тем меньше он в состоянии чувствовать и выражать эти страдания. Парадоксально звучит, не так ли? Казалось бы, как же так? Я сильно страдают, и я же не могу ощутить и выразить собственные страдания? Что за чушь?

Но это не чушь. Это правда. Я страдаю именно оттого, что постоянно убегаю от собственных страданий. Я не вижу внутренней причины, вызывающей эти страдания, вот в чем дело. Мне может казаться, что мне «все ясно»: во всем виноваты жена, правительство, погода, начальник, подлые предатели и прочие «плохие люди», но это не так.

Правда заключается в том, что корень страданий каждого человека находится внутри него самого. Это истину нелегко признать. И в этом, кстати, находится главный критерий, насколько человек созрел для психотерапии. Если вы уверены, что в ваших невзгодах виноваты внешние причины, психотерапия вам может помочь только в том смысле, чтобы увидеть, что это не так. Если вы, конечно, сможете принять эту истину.

А вот те, кто начал хотя бы смутно подозревать, что – помимо неблагоприятных обстоятельств – со мной что-то не так, - вот для этой категории людей психотерапия может сделать многое. В первую очередь, то, что происходит в кабинете, поможет вам лучше себя чувствовать, различать свои чувства и адекватно выражать их, вместо того, чтобы просто их подавлять.

Не позволяя себе горевать, я запрещаю себе радоваться, не позволяя ненавидеть, я запрещаю себе любить. Нельзя, оказывается, наложить запрет только на «плохие» чувства, чтобы полностью насладиться «хорошими». Увы. Придумано, конечно, хорошо, но не пройдет, никак.

Как раз стремление избежать «плохого» и оказывается самым плохим. Чем сильнее я стремлюсь выглядеть лучше – причем, как в глазах других, так и в собственных глазах, - тем больше фактов я вынужден отрицать. Вместо ясной злости я буду чувствовать равнодушие. Вместо потребности выяснить отношения, мне будет хотеться держаться подальше. Вместо продолжения и развития отношений я буду хотеть искать что-то другое, что-то «лучшее», то, что мне наконец-то «подойдет».

Но факты говорят о том, что, отрицая агрессию, я могу добиться – в лучшем случае – того, что перестану ее чувствовать. Это губительным образом сказывается, как на мне самом, так и на всех, с кем я нахожусь в отношениях. Дело в том, что жизнь не знает, и никогда не узнает о моем «решении». Происходящее не меняется в зависимости от того, что я про него думаю. Все, что меняется при этом – это мое субъективное восприятие происходящего. Я просто перестаю чувствовать это, вот и все. Если такой процесс изоляции от чувств продолжается достаточно долго, человек словно обрастает «защитным панцирем», который закрывает его от неприятных ощущений. Казалось бы, хорошо, чего еще требовать от жизни? Вот только беда в том, что этот панцирь лишает чувствительности наше тело, нашу душу. Жизнь становится пресной и однообразной, не принося желанного удовлетворения.

Выходит, чем меньше внутри меня того, что я считаю недопустимым, тем больше я способен воспринимать – и в себе, и в других. Никто не спорит, что выражения любви и нежности гораздо приятнее, чем выражение злобы и ненависти, - и для тех, кто это делает, и для тех, к кому это направлено. Однако без одного нет другого. Пытаясь сделать себя только «добрым», мы просто запираем собственную агрессию внутри себя. Как говорил Марк Твен устами своего знаменитого героя Гекльберри Финна, «это все равно, что сесть на бочку с порохом и поджечь фитиль, раздумывая при этом: «Куда это я полечу?»». Идея, конечно, оригинальная, вот только, к сожалению, будет сложно насладиться подобным полетом.

Принимая во внимание большой объем вышесказанного, хочется сделать в конце сжатое резюме:

  1. Испытывать к близкому человеку не только любовь, но и злость, раздражение и т.д. не только допустимо, но и нормально, естественно. Более того, если вы чувствуете только «хорошие» чувства, значит все «плохие» вами бессознательно подавляются. Они есть, но вы их не ощущаете явно.
  2. Подавленные негативные чувства накапливаются и закрывают собой любовь, как туча закрывает солнце. То, что переживается явно – это равнодушие, безразличие, потеря интереса, желание отстраниться, а не приблизиться. Показательной в этом смысле является сфера интимных отношений. Если вы заметили, что вы охладели к сексу, или вам теперь почему-то «просто не хочется», это, скорее всего, говорит о накопленных подавленных чувствах.
  3. Часто механизм подавления и его последствия воплощается в повторяющийся жизненный сценарий: встреча – влюбленность – праздник чувств – постепенное охлаждение – потеря интереса – отвержение – разрыв отношений – переживание разрыва – поиск новых отношений – новая встреча и так далее. Срок одного периода – от одной встречи до новой – может занимать дни, недели, месяцы, – в зависимости от темперамента и склада характера человека. Одно только в этом остается неизменным: разочарование, которое неизбежно, которое лишает чувства удовлетворения, отнимает силы, опустошает.
  4. Отрицание ненависти приводит к тому, что любовь начинает болеть и чахнуть. Отказ в переживании «тяжелых» чувств приносит тяжесть, которая – сначала незаметно – давит на плечи круглые сутки. Ничего не чувствовать –  удобно, но уж очень утомительно и тоскливо.
  5. Учиться видеть негативные чувства, переживать их и адекватно выражать – это задача сложная, требующая времени и сил. Но это стоит потраченных усилий. Подавленные негативные чувства разрушают тело, разрушают отношения, они разрушают способность наслаждаться тем, что есть, постоянно отвлекая внимание на «то, что будет», на образ цели, который маячит за горизонтом. Получается, что человек живет ожиданием счастья, и все несчастья, переживаемые в настоящем, становятся естественными и даже нормальными. Вот только линия горизонта движется вместе с человеком – она отодвигается ровно на столько, насколько он приближается к ней.
  6. Как раз в этом состоит запрос у многих, кто обращается к психологу: «Как найти то, что мешает мне жить, что заставляет страдать, заставляет повторять один и тот же надоевший сценарий жизни?». Как выясняется, это запрос на контакт с подавленными чувствами, запрос на обучение видеть эти чувства и адекватно их выражать.
  7. Такая, казалось бы, «неважная» и «непривычная» вещь как признание негативных чувств и их выражение, приводит к неожиданным результатам. Любовь и нежность, которые были где-то спрятаны, выходят наружу, вместо подавленности и отсутствия желаний и сил возникает прилив энергии, жизнь начинает переживаться как нечто интересное и хорошее. Восстанавливаются отношения, в теле чувствуется облегчение, как будто с него сняли тяжелый груз.
  8. Все это происходит не сразу, а постепенно, естественным образом. Для этого не нужно надрываться и напрягаться, скорее, наоборот. Нужно позволить себе чувствовать то, что чувствуется, но и это происходит само собой.

 

© Кувшинов Александр Викторович, 2014

comments powered by Disqus

Archives